Один из московских выборных чиновников, будучи в Риге, обратил внимание на внешний порядок в городе, где в то время полицмейстером был полковник Власовский.

По возвращении в Москву сообщил о своих впечатлениях генерал-губернатору великому князю Сергею Александровичу.

Тот вызвал Власовского в Москву и назначил его обер-полицмейстером. Власовский оказался отличным администратором с выдающейся энергией.

В короткое время он подтянул всех своих помощников, а за ними и всех остальных чинов полиции. Ни подчинённые, ни жители не знали, когда он спит: в любой момент, как правило неожиданно, полковник мог нагрянуть в самые отдаленные части города.

Поговаривали даже, что полковник — кокаинист, не зная, чем иным объяснить необычайную энергию полицмейстера. Но полиция при нём всегда была на своих постах, улицы очищены от ухабов и грязи, приведены в порядок тротуары, более-менее приведен в порядок наружный вид домов; особенно в заслугу Власовскому ставили упорядочение работы городских извозчиков, чего никак не удавалось предшественникам. Шутка ли: в городе легковых и ломовых было не менее сорока тысяч.

Методы работы полковника были таковы. Заметив, что на Донской улице, находящейся на окраине города в Замоскворечье, не сбиты ухабы, образовавшиеся от большого движения ломовых, Власовский заехал в участок к местному приставу и предложил тому поехать с ним вместе для осмотра участка. На повреждённом участке велел кучеру гнать, а сам встал. Пристав тоже хотел встать, но Власовский велел: «Сидите!»

Лошади, несясь по выбоинам, необычайно трясли экипаж, пристав, внушительной тучности человек, очень страдал. Проехав большую часть, Власовский сжалился и разрешил приставу покинуть экипаж, прибавив: «Если к завтрашнему утру эти выбоины не будут уничтожены, то придется вам еще раз со мной прокатиться, но с более дурными последствиями для вас». Утра дожидаться не пришлось: выбоины были уничтожены уже через два часа.

При следующем свидании с этим приставом Власовский заметил ему: «Наша поездка со мной была хорошей наукой для вас: это дало понять вам, как трудно ездить по ним обывателям».